?

Log in

Еще рассказики


КАКОЕ ваше Любимое МЫЛО?

 Конечно «Осенний Валс». Ведь у него на боку срез, и его удобно ставить в мыльницу. И ОНО НЕ СВАЛИВАЕТСЯ и не раскисает. А брать то потом его как удобно. Видно на мыловаренном заводе его с душой делали. И название дали очень поэтическое и даже с оттенком абсурда. Молодцы, в общем! А то некоторые ухитряются класть мыло поперек мыльницы для предотвращения последующего раскисания. Но для этого надо специально ухищряться. А тут  без проблем -поставил и все.
Осенний вальс - девятый вал. Девятый вальс – осенний вал.

Вы не замечали, что настенные часы вас постоянно обманывают?   Ведь они могут показывать 2 ночи, а на самом деле сейчас 2 часа дня! И наоборот. Почему бы этим чертовым часовых дел мастерам не сделать циферблаты на 24 часа? Тогда бы все было точно. Я об этом так сильно задумался, что даже забыл, где я нахожусь.

                                                          Памяти Лермонтова

Поженились писатель Тургенев и убийца Лермонтова Мартынов. И родился у них Иван Сергеевич Мартынов. Я его знаю. Он любит рыбачить на дальних каръерах. И говорит, что подлещик там замечательно берет на опарыша. Так что я твердо могу сказать, что дело Лермонтова не пропало. И это стопудово.

                                      Задайте Вопрос Психотерапевту.

 Пожалуйста. - Скажите, у вас есть соковыжималка?

                               Смерть бегуна на ближнюю дистанцию

На шестьдесят седьмом метре упал и умер.

Рассказ в шесть слов

В баню не пошел. Напился дома.

                                          Вы любите Готовить?

- Нет, не люблю. Более того, я и есть не люблю. А уж как я не люблю спать… Наснится всякой дряни, а потом долго ходишь как побитый. Так что лучше уж мне не спать. И вам не советую. Ибо правильно из глубины времени заповедал нам Борис Леонидович: «Не спи, не спи, товарищ, не предавайся сну…».

                                                        Из жизни бомжей

Однажды по каким-то не помню делам гулял я по нашему Земландску и занесло меня на улицу имени Александра нашего Невского. Иду я мимо автобусной остановки в виде стеклянного павильончика и вижу, что народу там никого нет, только лежат спящие два гражданина, бомжи по внешнему виду. А рядом аккуратненько так стоят пустые бутылочки: поллитровка из под самой дешевой водки и чикушка. Им видимо хватило. Тут надо сказать, что до революции (августовской) бомжей в нашей стране особенно не было. Ибо милиция, чтоб не позорить социалистический образ жизни, их своевременно подбирала и доставляла в вытрезвители, устроенные для этой цели по всей стране. А сейчас об нашем капиталистическом образе жизни никто не заботиться и, поэтому, бомжей развелось предостаточно. Надо сказать, что это вообще примета современного цивилизованного общества. Вот я будучи в Лондоне с научными целями наблюдал, что на некоторых улицах а в районе Вестминстера там пьяные граждане таки тоже валяются. И никто их не подбирает, ибо считается, что это проявление демократических свобод. Напился, - и лежи себе, так как ты человек свободный в свободном обществе. Хочешь, – напивайся, не хочешь, - не напивайся. И это правильно. Но вернемся к нашим бомжам. Посмотрел я на них, задумался немного, да и зашел в магазинчик продуктовый как раз рядом с этой остановкой. Думал, может коньячку какого по сходной цене и хорошего качества там прикуплю. Коньячок такой нашелся и я довольный вышел из магазина. Смотрю, а у бомжей моих перемена в обстановке. Один очухался, приподнялся и толкает другого: «Васька, падла, вставай. На работу пора!». Видно, что его в детстве сильно к труду приучили!

Внимание! Следующие три рассказика не рекомендуется читать гражданам, не приученным к черному юмору.

                                                                     Злой доктор

     Приходит больной к доктору за результатом обследования.Доктор: «Так, батенька, посмотрим ваши снимочки. Ба, да у вас рачок-с».
Больной: «Камешки, доктор, камешки».         Доктор: «Правильно, батенька, камешки. А под камешками – Рачок-с!».

                                                    Слабонервная мамаша

         Звонок в дверь. Женщина открывает, за дверью мужчина, держащий под мышками два небольшие гробика. Пришедший спрашивает: «Мамаша, Коля и Вова ваши дети?». Женщина падает в обморок. Мужчина: «Эх, мамаша, даже не посмотрели, что ваши детки на уроке труда сделали!».

                                                      Неизлечимое здоровье

Приходит к онкологу пациент и говорит: «Доктор, сколько  мне жить осталось?». А тот и отвечает: «Да месяцев шесть». Ну, пациент подлечился на Каширке, да и живет себе еще года полтора. Вновь приходит к вышеупомянутому доктору и говорит : «Доктор, как же, вы же сказали, а я же все же еще жив». А тот и отвечает: «Значит, вас
неправильно лечили».

История правдивая, мамой клянусь. Этот анекдот рассказал молодой доктор моей знакомой, когда она подлечивалась в Остроумовской Больничке.

 

 

 

Прохожий

                                                                                                                                 По идее В.И.

Случилась однажды такая история. Некоторые московские граждане решили сходить на Кольский. В поход значит. Может, им кто сказал, что места там красивые, а может, тамошних грибов очень захотелось. Короче, туристами они оказались. Я, честно говоря, и сам раньше часто был туристом. Все выходные в походах проводил, красотами любовался, песни у костра с другими туристами горланил. Ну, там знаменитую «Изгиб гитары желтой …». Или «Милая моя, солнышко лесное …». Эта песня и сейчас меня очень трогает. Я под нее всегда свою любимую любовь вспоминаю. А сейчас как-то обленился, все больше дома нахожусь. Чего-то созерцаю. Может, думаю. А иногда и пишу свои странные рассказики.
Ну да ладно, вернемся к нашим туристам. Вот приехали они на Кольский, поставили палатки, а погода оказалась дождливой. Ну, сидят они в своих палатках и думают, что хорошо бы дождь переждать, прежде чем на маршрут выходить. День сидят, другой, третий. И каждое утро мимо них проходит местный мужичок в шапке и в ватнике. Небольшая бородка клинышком, а глаз прищурен. Может быть на работу, или по другим делам. И как-то раз он им ехидно так и говорит: «Ну, что, на курорты приехали! А курортов то и нету…». А потом оказалось, что это был Ленин.

                                                            О дружбе

Тут на днях встретил я Каренина. Весь какой-то бледный, унылый. Друг, говорю, что случилось. А он и отвечает: «Да Анна моя что учудила, - под поезд бросилась». Ой, говорю, что ты говоришь. Соболезную, держись брат. И чтобы как-то поддержать и ободрить товарища решил рассказать ему историю. Моя-то, говорю, тоже еще как чудит. Отрастил я как-то бороду, небольшую такую бородку. Во-первых, бриться надо реже, во-вторых, выгляжу как-то посолидней. А она пристала: сбрей, да сбрей. Я говорю: не сбрею. А она: спорим, сбреешь. Ну, поспорили. Тогда она, - хвать мою бутылку виски Д. Вокер (почти полную), да руку с этой бутылкой в окно и высунула. А у нас 4-й этаж, ведь точно разобьется. Смотрит она на меня так нагло, и говорит, ну, что, сбреешь. Пришлось сбрить. На спор, правда.
Тут знакомый мой Каренин, приободрился, лицом посветлел. Да, говорит, не у одного у меня жены – мерзавки. Попрощался и пошел своей дорогой. Думаю, я правильно сделал, что друга в трудную минуту поддержал.

 Полный, братцы, ататуй, панихида с танцами

Эта гениальная фраза любимого моего нашего поэта-писателя-барда Александра Аркадьевича Галича из его же песни всегда мне очень нравилась. И вот в связи с его творчеством, услышал я такую байку. Некие столичные туристы-интеллигенты ехали в поезде. Естественно, в жестком вагончике, плацкартном. И при них была гитара. Ну, как же интеллигентам без гитары. Никак нельзя. Ну, сгрудились они с этой гитаркой в одном купе. А надо сказать, что в этом купе на второй лежачей полочке ехала дремучая деревенская бабуся в валенках (несмотря на летнее время) и в платочке.   И вот наши интеллигенты, немного выпив и поговорив о зверствах режима, стали песни свои интеллигентские петь. Ну, конечно, Окуджава, Кукин, Клячкин, Городницкий, Ким, Высоцкий. Ну и до Галича дошли. Отпели свое, вдруг с этой второй лежачей полочки свешивается эта вышеупомянутая бабуся и говорит: «Это Галич?». Наши интеллигенты аж вспотели. Во, думают, попали. Каких бабусь теперь КГБ в свои ряды берет.  Разбежались, конечно, все по своим купе. Лежат и думают: «А что же с нами будеть, и как мы будем жить, и как же мы теперь Высоцкого-то будем заводить?». А потом смотрят: поезд остановился, а в окошках название станции – ГАЛИЧ!

Об анекдотах

         Раньше я как-то стеснялся вставлять в текст анекдоты, особенно неприличные. Мало ли думаю что, осудят. А потом решил: жизнь часто бывает неприлична, ведь это же фольклор современный, зачем его потом по прошествии времени по городам и весям собирать, как сейчас старые песни да частушки собирают. Лучше сразу записывать. Вот и великий наш артист Юрий Владимирович Никулин выпустил еще при жизни отличный сборничек. А уж когда я прочитал в солидном журнальчике «Итоги» анекдот, рассказанный замечательной нашей певицей, и «Венерой в мехах» к тому же, Образцовой, я совсем стесняться перестал. А анекдот такой. Волк говорит Красной Шапочке: дай я тебя поцелую, куда еще никто не целовал. А Красная Шапочка поправила свою красную шапочку, зыркнула на волка глазками и говорит: это что, в корзинку что ли? Стоит заметить, что тема анекдотов неисчерпаема. Это живой родник народного творчества, неиссякаемый, пока живо человечество.А темы анекдотов возникают непонятно откуда. Чаще всего это навязшие в зубах из-за бесконечно повторяемых в средствах массовой информации личности: Ленин, Чапаев Хрущов, Брежнев, Горбачев. Межнациональные темы: встречаются русский, грузин и еврей… Национальные темы: евреи. Это понятно, выдающаяся нация и всем хочется ее пнуть. Армянское радио. Ладно армяне тоже нация не хилая. Почему нет анекдотов про корейцев, китайцев, но много про чукчей. Чем они провинились? Тихий же народ. Загадка. Может потому, что слово чукча по- русски уже смешно? Почему масса анекдотов про тещу и нет про тестя. Что, женщины настолько смешнее мужчин? Для разбавки философских размышлений приведу свой любимый анекдот про чукчей. На учениях офицер командует: танки вперед. А один танк не едет. Офицер повторяет команду второй раз, третий. Тут из люка стоящего танка вылезает чукча в шлеме и кричит: «Командир, однако, шапка разговаривает!».  Но все же больше всего анекдотов про русских и евреев. И рождаются они даже по ходу и в средствах массовой информации. Например, в телепередаче то ли «У кого все дома», то ли «У кого не все дома» интервьюруется интеллигентнейшая наша семья – Родион Щедрин и Майя Плисецкая. И среди прочего Родион выдает такую байку. Мой знакомый, как напьется колотит свою жену за то, что она в первый же вечер их знакомства ему отдалась. Потом остроумнейший наш Щедрин добавляет: «А я свою Маичку никогда за это не бил». Живой современный анекдот, что тут говорить.

Рассказик про Буратин

 Едет по дороге автобус с Буратинами. Вдруг впереди корова. Водитель резко тормозит. Буратины попадали на пол и заорали: «Эй, водила, не дрова везешь!».

Сказ о добродетельной лягушке

 Тут случилась такая история. Зозяйка отнесла в побреб большую крынку жирного молока. А в побребе жила пара лягушек. Они это молоко почуяли и прыг в него. Сначала обрадовались, плавают, наелись молока от пуза. Тяжелые стали. А потом и задумались: «как же мы такие тяжелые випригивать станем!». А и впрямь. От молокатонеоттолкнешься, бортатовысокие! А одна лягушка была пессимистка. Когда она ходила к доктору, и он ее лечил, то приговаривал «Ви обязательно будете жить». Так она на это отвечала: «А смысл, доктор». Так вот эта дягушка, гдядя на эту ситуацию, решила помереть. Наемся, думает перед смертью окончательно, да и утоплюсь. Так и сделала. А вторая стала активно плавать по этой крынке стилем брасс, потому сто другим не умела. А, как известно, физические упражнения голову проясняют. И решила она за жизнь побороться. Она, в отличие от подруги была оптимисткой. Когда она к своему доктору приходила, всегда спрашивала: «А что, доктор, жить то я буду?». А доктор, наоборот, был пессимистом, и отвечал, что, дескать, а какой смысл.  И вот наплававшись, эта оптимистка стала все время дрыгать ногами. А поскольку по жизни была очень энергичной, то делала это очень долго и эффективно. Сначала из молока сбились сливки, а потом постепенно и масло образовалось, усиленное этой утопшей малодушной пессимисткой. Достигши такого замечательного результата, наша лягушка отряхнулась да из горшка то и выскочила. И поскакала по своим лягушачьим делам. Вот как пессимизм наказывается, а энергия и оптимизм становятся добродетелью. Ибо домашние этой зозяйки удивлялись происшедшему с молоком и кушали с удовольствием маслице, усиленное белковой добавкой из утопшей лягушки. Так что и ее жизнь не прошла даром!

 


… Некоторые взрослые ведут себя вполне как дети. Врут, сутяжничают, дерутся. Но об этом стоит поговорить отдельно в главе «Крестовый поход детей».

А как умны бывают вороны, попугаи, лошади, собаки. Не говоря уже об обезьянах и дельфинах. Один ученый сообщил, что дельфинам просто не повезло, ибо в водной среде не сыскать носителей для передачи информации. А то бы они, может, и человека бы переплюнули. Из-за этого у них самый развитый и большой из всех млекопитающих мозг: все в башке держать приходится. Я вот я, взял да и записал на бумажку, а дельфин не может.

Мне бы при моей любви к животным в Англии бы жить. Там это дело на широкую ногу поставлено. Какую-нибудь собачонку случайно обидишь, таких фитилей тебе понавставляют, что мало не покажется. Даже для котиков специальные видео кассеты сделаны, чтоб они, когда хозяев нет дома, не скучали. Врубил видик в цикле на целый день, - и ваши котики счастливы. Ну, а как людишек гробить при завоевании Индии, например, так это мелочи. Ну, там сипаев к дулам пушек привязывать да и стрелять потом, -святое дело. А Фолкленды уже в наше время! Нет, собачек, кошечек, конечно, любить приятнее. 

Так что в интеллекте животных я не сомневаюсь. Вот еще пример.

Была у наших соседей по даче белая с черными пятнами боксериха. Звали ее Дульсинея, Дульсина, или совсем по-простому Дуська. Мало того, что она говорить умела фразы: «Как дела, Все в нормально, Спасибо». Конечно, для этого надо было поднять руку с чем-нибудь для нее вкусным и сказать, скажи то-то. И она после нескольких попыток повторяла. Так она еще демонстрировала и другие возможности своего ума. Я как-то повадился ходить купаться в канаву на краю садоводства. Это я так называю длинный проточный прудик. И вот Дульсина за мной постоянно увязывалась, поскольку мы с ней подружились. Но купаться с ней было невозможно. Хотя я ей и приказывал сидеть на берегу, она долго не выдержтвала и бросалась в воду меня «спасать». При этом очень возбуждалась, старалась подплыть ко мне вплотную и царапала своими когтями мне бока и спину.

Я стал ее привязывать, когда уходил купаться, она выла от огорчения, ибо это для нее было худшее наказания. Потом я ее не привязал и пошел купаться. Она немного повыла, потом задумалась, побежала к ванне с водой, вкопанной в землю у забора, да и сиганула туда. Покупалась, отряхнулась и, радостная, побежала к хозяевам. Вот, дескать, он меня не взял, а я все равно искупалась!

         Потом у нас был период Насти. Эту замечательную белую кошечку, оказавшуюся впоследствии глухой, мы купили за 10 рублей у одного мальчика в электричке, возвращаясь из лыжного похода по Рижской. Она была очень ласковой, любила руки и даже забиралась по одежде на стоявшего, с удовольствием устраиваясь на плече поближе к шее. Марся принял ее с распростертыми объятьями и она ходила за ним как приклеенная, особенно на даче. Ее особенностью было то, что она ела овощи: огурцы, кусочки сырого картофеля. У Антона Павловича в каком-то рассказе сказано, что кошка в деревне с голоду ела огурцы на огороде. Тут Чехов немного ошибся. Кошки в деревне не голодают, ибо есть мыши, птички, лягушки. Просто та кошка любила огурцы, как и наша Настявка.

Потом уж, не помню почему, ее отдали все к тем же родственникам под Рязань. Насколько она любила Марсюшу, настолько невзлюбила хозяйского рыжего кота, и буквально выгоняла его из его же дома. Ее отдали знакомым, к которым на лето приезжала родня из Москвы. Ее полюбили, забрали в Москву, вывозя каждое лето в эту деревню. Так что Настя попала в хорошие руки и за нее мы спокойны.

         А потом, начался период Жисяя. Он продолжается и по сей день. История его рождения весьма причудлива. Наши друзья переезжали в новую квартиру и подобрали в подъезде небольшую черную кошечку с белым нагрудничком и белыми носочками. Пока длился переезд и обустройство на новом месте, эта кошечка, прозванная Фисой, очень располнела. Друзья подумали: «Во, как мы ее раскормили». А она как-то, по их возвращении домой, преподнесла им сюрприз в виде трех очаровательных котяток. Один оказался беленьким и Мая на него запала. Правда, когда Фиса их выкормила, и мы этого белого забрали к себе, он стал темнеть в некоторых местах. На морде образовался темный узор в виде карты Антарктиды, спина побурела, а мех очень вырос. Короче оказался мохнатым сиамцем, хотя по рождению он полусиамец. Таких мохнатых сиамцев предприимчивые тетки толкают по триста баксов у Главного входа ВВЦ, утверждая, что это специальная американская порода. Маичка подошла к такой тетке, посмотрела, и говорит: «Да у нас Фиска такую американскую породу в подъезде бесплатно вывела».

Я на него не могу нарадоваться, ибо у него очень веселый, легкий характер, отменный аппетит и очень высокая подвижность. Он постоянно носится, играет со всем, что под лапу попадется, потом ненадолго отключается, брякнувшись на бок на пол. Вскоре вскакивает, носится и бежит к холодильнику просить жратву. Он прямо дежурит у этого холодильника, а если открыть, мигом оказывается внутри. Поэтому я его и назвал «Жис», что означает: Жрать, Играть, Спать. Так что называем его по любому: Жисяй, Жисюха, Жисиюна, а иногда Шубертом (за роскошную шубу), или Бегемотом, за отменные габаритом.

Не нужно даже говорить, что с Марсюшей они лучшие друзья, вместе играют, спят, облизывают друг друга. Шарик, естественно, тоже его до себя не допускает. Но Жисяй, будучи дружелюбным, всегда хочет с ним играть и, подсторожив Шара, добродушно на него наваливается своей внушительной тушей. Шарик воет от негодования и начинается потасовка.

Когда же приходят гости, Шарик тут же выбегает с ними подружиться, Марся прячется и выходит, только выяснив обстановку, а Жисика при таком событии фиг найдешь. Он очень осторожный и даже трусливый котик с тонкой нервной системой. Стоит чихнуть, его как ветром сдувает. Был на даче такой случай. На соседнем участке к коту Баксику, пристал здоровый бродячий кот. Марсюша, заметив это, влетел на соседскую территорию, быстренько вздул и прогнал пришельца, хотя тот и превосходил его по размерам. Потом осторожно вернулся восвояси, опасаясь, как бы ему не влетело за драку. Но мы его, конечно похвалили: «Молодец, заступился за соседа». (Марс вообще любит приглядывать за порядком и на даче и дома).

А Жисяй, почуяв конфликтную ситуацию, быстренько смотался в сарай, и, на всякий случай, лег спать.

Еще особенностью Жисика была потребность спать с хозяевами под одеялом. Он ночью, когда мы уже уснули, тихонько ввинчивался между нами. Просыпаешься, открываешь глаза, а у твоей физиономии его довольная рожа. Эту же процедуру в молодости проделывал и Марсюша. Но потом, поскольку его за это периодически выгоняли на ночь из спальни, спит строго в ногах. Видно это вообще особенность сиамцев. Потому что еще один наш сиамец, которого мы подобрали зимой на платформе Абрамцево, возвращаясь из лыжного похода, проделывал такую же штуку. Так он еще под одеялом и чихал, поскольку на первых порах был простужен. Он видно потерялся и бегал бедненький по обледенелой платформе, а мы, как добродетельные кошатники, конечно, не могли его не взять. Потом пристроили его одной хорошей старушке. У него одного из наших трех сиамцев кончик хвоста был загнут буквой «Г». Не знаю, правило это для сиамцев или патология. Может, кто подскажет?

Есть еще одна, мною подмеченная, особенность котов, - они чувствуют биоритмы мозга хозяев. Вот я проснулся, но глаза еще не открыл. А Марс, или Шар уже лезут ко мне на грудь здороваться. Мурчат, трутся мордой о голову, а Марс иногда от радости не больно кусает меня за нос.

Или вот Шарик. Когда мы его пару раз вывозили не на его дачу, а на другую, вместе с Жисяем и Марсяем, он жил с нами пару дней, а потом сваливал на дачу к своей хорошей знакомой Федоровне, через три участка от нашего. Там в нем души не чаяли, кормили от пуза и сама Федоровна и ее соседка Г.А. Так вот Шар, постоянно живя там, тем не менее, когда я приезжал на выходные, посещал нашу кошачью ферму. Пообщавшись недолго, чего-нибудь поев, отваливал обратно «к себе». Навестил хозяина, и порядок. Как он узнавал о моем прибытии, ездил то я не регулярно? Да и голоса на том участке не слышно. Экстрасенсорное восприятие, что ни говорите.

Когда Жисик подрос, Маичка частенько меня пугала, дескать, хочу еще малого котеночка. Я ей говорю, - ты, что сдурела, с тремя еле управляемся. Но выход нашелся быстро. Находясь все лето на даче, она подбирала симпатичного котеночка, возилась с ним, а потом мы пристраивали его в хорошие руки. Надо ли говорить, что Марсюша принимал в воспитании подрастающего поколения активное участие. Так через наши руки прошли Муся-2 и Марик. У черного Марика на белой манишке был аккуратно «нарисован» черный галстук. У него была очень выразительная мордочка и у меня от него остались замечательные снимки. Муся-2 была красивая в серую полоску умненькая и послушная кошечка. Ее мы отдали матери подруги по работе моей знакомой, у которой с дочерью были натянутые отношения. Так при получении нашей Муськи, мать к дочери сразу подобрела. Так что совет: если у кого конфликтная ситуация, впарьте хорошего котеночка.

Тут, правда, одна заковыка. Как найти именно хорошего? Тут важен принцип Куклачева: кошку нельзя перевоспитать, нужно выбирать подходящую. Тут нужен нюх, чутье, как у моей Маички.

Отрицательным примером в этой теме может служить история котика Черныша. Мая приобрела его в супермаркете у тетки, носившей этого пушистого, сплошь черного и очаровательного котеночка на плече. Отдала символические 5 рублей (есть примета: чтоб котик прижился, за него надо заплатить, ходя бы малую денежку). Но, несмотря на соблюдение приметы, котик этот оказался страшным засранцем. Это просто какая-то мания у него была. Глаза делались безумными и он удирал гадить в какое-нибудь труднодоступное место: под диван, под кресло, под ванну. Три месяца Мая выгребала за ним, терпела за красоту. Не выдержав, отдала знакомой, честно предупредив о его склонности. Та тоже какое-то время помучилась, да и выпустила в подъезд. Так этот гад обкакал все придверные коврики в подъезде. Дальнейшая его судьба неизвестна.

Есть такая байка про кота-мазохиста. Он гадил, где попало, и его за это пороли. А когда поняли, что ему нравится порка, наказывать перестали. Кот огорчился и стал ходить только на место.

         Да что и говорить, я о котах могу рассказывать бесконечно. Но ведь надо и другие рассказики писать. Нет, все же не удержусь, расскажу еще о приключениях Марсюши.

Когда Марс был на той даче, где Шарик уходил жить к Федоровне и Г.А., он подумал, что чем я хуже Шарика. И поперся в дом к нашей знакомой Лене К. Она приходит на свой второй этаж, а там Марсяй развалился. Она его выгоняет, он не идет, как бы говорит: «Ты что не понимаешь, я же к тебе жить пришел».

Как-то Марса отдали на время в дом, где жили еще семь котов и кошечек (не считая собаки и кролика). Марся сразу залез на телевизор и не слезал с него сутки. Думу думал. Потом слез и всех местных обитателей построил.

Последний год приехал Марсюша на новую дачу, где уже жили хозяйские кот и кошечка. И этот хозяйский кот любил спать на своем любимом кресле. А у Марси возникла идея его согнать как он любил это проделывать с Шариком. Но тот оказался не Шариком, а пофигистом, и на нюханье спины и упорный взгляд никак не отреагировал. Треснул его Марс лапой по голове. И это не помогло. И лег Марсюша на краешек этого кресла, а на морде его была написана глубокая печаль. Фокус то не удался. А хозяйская кошечка влюбилась в Марсяя. Она все за ним ходила и на него пялилась. А он как-то после Насти на нее вовсе не смотрел. Вот вам пример безответной любви, как и у людей бывает.

Вот так и живем, наслаждаясь нашими любимцами. Особенно приятно, когда возвращаешься домой, а они, соскучившись, уже тебя встречают у двери.

… Когда он был еще маленьким, мы брали его на «дачу» в Монино, где тогда жили наши друзья. И когда они уезжали по делам, мы у них гостили. Одноэтажный деревянный домик, типа барак, но на четыре отдельные комфортабельные (в нашем понимании) квартиры. Кругом садики, огородики под снегом. На лыжи можно становиться от крыльца, и дальше, через поселок, по лесам и полям… Зима, мороз, тишина, красота, не изгаженная большой концентрацией нашего народонаселения. Ближе к утру, мы открывали входную дверь, чтобы утренний морозный воздух шел в квартиру. И вот выходим на крыльцо и видим: сидит наш гордый шарик на возвышении с важным видом, а вокруг него в палисаднике расселись все окрестные коты и кошки, и на это чудо пяляться. Видимо он чем-то их сильно заинтересовал: то ли нестандартной фигурой, то ли каким-то внутренним достоинством.

         И была у Шарика одна в жизни кошачья симпатия – Муся. Не помню, как она у нас появилась, но была очень красива. Черная с белым передничком и белыми «носочкакми». Черно-белый окрас мордочки, симметричный, выразительный. Небольшая, стройная, я бы даже сказал, женственная. Когда я вижу стройную, гармоничную женщину, то кроме чисто эротических впечатлений, мне приходят сравнения с красивыми кошечками, каковыми были у нас Муся, Настявка и Муся-2. Подтверждению женственности Муси было то, что она любила воровать у Маички серебряные украшения, до которых та была большая любительница, и понимала в них толк. Но рук она не любила, и когда ее на руки брали, упиралась в грудь передними лапами и делала кислую физиономию. Если ее держали подольше, начинала выть, не делая, однако, попытки освободиться. Шарик тут же прибегал и делал попытки ее спасти. Я даже на пленку ее вопли записал. И когда Муси уже не было, я включал эту пленку, Шарик бежал к магнитофону и искал свою бывшую подружку. Даже еду он ей уступал. Шарик любил есть понемногу, возвращаясь к еде потом. И вот видя, что Муся все слопала, он для порядка задавал ей трепку: «Почему ты мне не оставила, я же тебе оставил». Женская натура в Мусе была весьма развита. И, повзрослев, по весне попросилась она на улицу. Мая сказала ей твердо: «Уйдешь, обратно не пущу». Муся с радостью согласилась и рванула вниз по лестнице. Это говорит о ее интеллекте или чутье. Потому что большинство домашних кошек, будучи выпущенными в подъезд, бегут, почему-то на верхний этаж, там забиваются в угол, стенают и переживают. Но Муся знала, чего хотела, и через некоторое время явилась обратно уже с животом. Маичка смягчилась, вымыла ее и приготовилась ждать котяток. Но эта Муся взбалмошная, как некоторые дамы, стала проситься еще раз. На этом пребывание ее в нашей квартире закончилось. Но не закончились ее удивительные приключения. А получилось вот что.

Один грузин из соседнего подъезда стал проветривать после зимы свой БМВ, стоящий у подъезда. Он снял с машины чехол, открыл двери, пропылесосил салон, прогрел на солнышке, и к вечеру проделал обратную процедуру. А когда через три дня собрался ехать и открыл машину, из салона что-то зашипело. А эта наша Муся там благополучно котяток родила и никаких грузинов к себе пускать не собиралась. Хозяин машины побежал по соседям. А сердобольная Вера взяла кусок мяса, да Мусю из машины и выманила. Благо, та была голодна после родов. Ну, поставили в подъезде коробочку, котят туда поместили, и стали Мусю подкармливать. Правда один раз она приперлась к нашей двери с котеночком в зубах, на жалость давила. Но Мая была непреклонна, – живешь в коробке и живи, я тебя по-честному предупреждала. 

Котятки подросли и оказались весьма хороши. А Муся, бегая туда сюда через дорогу у подъезда, как-то влетела под машину и погибла. Все очень переживали, а котяток пристроили в хорошие руки.

         Потом у нас начался Марсианский период. А началось все с Крысы. Так мы прозвали черного котенка-кошечку, весьма невзрачного вида, но очень шуструю. И эта шустрость привела к тому к тому, что быстро получила она у нас отставку. Она не ходила, а летала по квартире, забираясь на шторы, как на деревья. Она и по нам лазила как по деревьям, и, подбираясь к голове, не давала продыху. У меня сделалось мелькание в глазах, а у Маички нервный тик. И как-то раз я не выдержал, и щелкнул ее довольно сильно по носу. А она возьми, да и отключись. Лежит не двигаясь, лапы кверху. Тут я запаниковал. Существо живое убил, идиот. Потом вспомнил, что кроликов убивают, ударив деревянной колотушкой по носу. И запаниковал еще больше. Ночь почти не спал, переживал. Положил Крысу в постель возле себя, думал, может быть, отогреется. Кое-как заснул, приснились, какие-то нахальные собаки. Просыпаюсь, а Крысы уже и след простыл: носится по квартире пуще прежнего. С души у меня камень свалился. А вскоре Мая пристроила «нашу радость» своей подруге Валентине. Там ее полюбили, несмотря на беганье по шторам, и привыкли. Но Валя, чтобы отомстить Маичке за такой «ценный дар», подсунула ей котеночка-сиамца. У нее соседка как-то там сиамцев разводила.

         Он был еще страшнее, чем Крыса. (Это Валя так хотела). Лапы длиннющие, окрас светлый, как у всех молодых сиамцев (это потом они темнеют). Вокруг глаз темные круглые очки, будто он в противогазе, усы дети подстригли. Короче, форменный ужас. Инопланетянин какой-то. Вот и прозвали его Марсианцем. Это уже потом он стал и Марсиком, и Марсюшей и даже Марсюлиньем.

         Шарик сначала отнесся к Марсу нейтрально, а потом невзлюбил. Он решил, что ни к чему ему рядом эта сиамская морда. Антисиамитом оказался наш Шарик. А как Марсяй подрос, драки уже пошли нешуточные. И в основе, конечно, была ревность к хозяевам. Марсюша оказался добрым, ласковым котиком и привязался к нам не менее Шарика. Стоило взять его в руки, он млел, становился полностью счастлив, и принимал любую позу, в которую его выворачивали. Если же его гладить на стуле или на столе, то он от удовольствия мог свалиться на пол, ничуть от этого не огорчаясь. Но характер у него был сильный, сиамский. И посему они враждовали.

Должен сказать, что существует миф: «Сиамцы – злые». Уверяю вас это не так. Марсюша то всегда хотел дружить, а Шар его не допускал до себя и рычал, дескать это моя квартира, я здесь первый живу. Марся обижался и частенько их приходилось разливать водой из специальной прыскалки. 

         Особенно их драки усиливались по возвращении с дач. Дело в том, что у Шарика была своя отдельная дача, у нашего двоюродного брата, по Казанке. Первое время мы боялись его там оставлять на все лето, но он так там акклиматизировался и был так доволен, что прожил на той даче много лет и сейчас живет. И вот когда он приезжал, а Марс либо был уже дома, либо возвращался с нами с другой дачи, столкновения были весьма сильны. Шарик от негодования уходил на две-три недели жить под ванну.

Дело облегчилось, когда Маичка притащила третьего котика, маленького белого пушистого ангорца, который со временем вымахал в здоровенного котищу с лапами 45-го размера. Марсюша в нем души не чаял и от Шарика отстал. Они с этим белым Ванькой замечательно играли, дрались в шутку и вместе засыпали. На Шарика Ванька никакого внимания не обращал и проблем тут не было. Он был весьма добродушным котиком, косил под дурачка, но был себе на уме. Интересной его особенностью была любовь к мучному. Он с удовольствием лопал сушки, хлеб, макароны. Это в конце концов его и сгубило. Когда Мая его отправила жить к родственникам под Рязань, Ванюша очень полюбил хозяина дома и ходил с ним как собака на его работу – ночные дежурства. Тот работал ночным директором на заброшенном спиртзаводе. И как-то Ванька где-то наелся мучной приманки для травки крыс, и от этого помер. А жаль, еще бы и сейчас жил.

         После этого Шар и Марс некоторое время жили одни, конфликтуя с другом из-за доступа к хозяевам. Если кто-то из нас лежал на диване или кровати, то Шар тут же ложился сверху и кайфовал, довольно мурча. Марсюше же надо было его согнать. Он подбирался сзади, и нюхал Шарику спину. Шар вздергивался, рявкал и убегал, иногда предварительно треснув Марса лапой по голове.

         Кроме того, они часто демонстрировали нам понимание человечьего языка. Так однажды Шарик хотел залезть на на подоконник, а штора ему мешал. Я говорю Мае: «А Бяша то был поумнее, он всегда залезал с другой стороны, где за шторой чемоданчик стоит». Шар тут же посмотрел на меня обиженно, дескать, как это какой-то Бяша умнее? А потом пошел на другую сторону окна и вспрыгнул на подоконник.

Или как-то сидим на диване. Марс с нами, Шар на полу лежит на спине, раскинув лапы (одна из любимых его поз). Мая вдруг говорит: «А Шарик то лучше Марсюши мышек ловит». Дело в том, что пятиэтажка наша старая, и мышки иногда пробегали. Марс подумал некоторое время, слетел с дивана и вздул Шарулю. «Как это я хуже ловлю?». А после этого почти сутки сидел на кухне за газовой плитой в надежде поймать мышку.

Если же Шарулю наказывали за что-то, Марс тут же кидался помогать и поддавал ему еще. Даже если Шарику случайно наступали на хвост или лапу и он вякал. Марс ему добавлял, думая, видимо: «а ты, дурак, не подставляйся». Все это чисто человеческая логика. А точнее детская. «Ах ты лучше меня, так я тебя вздую». Да, возможно, и взрослая.

… (окончание следует)

 

 


Для кошатников


О котах домашних и уличных

 

Человек культурен настолько, насколько он способен понять кошку.

                       Бернард Шоу

Люди заводят собак, а кошки людей. Видно,

считают их полезными домашними животными.

                       Джордж Микиш

Если бы в момент катастрофы у меня был выбор: спасти кошку или дорогое произведение искусства, я бы спас кошку.

Персонаж французского актера Ж.Л. Трентиньяна из фильма Клода Лелюша «Мужчина и женщина»

                                                          

         Я люблю созерцать из своего окна птиц и кошек в нашем дворике. Голуби, воробьи, синицы, вороны водятся в изобилии. Прилетает пара сорок, несколько чаек. Сорока очень осторожная птица и мне ни разу не удалось их сфотографировать достаточно крупно. А уж любопытные! Однажды у нас на даче пропало мыло с умывальника. Мы думали, украл кто. Потом увидел я этот кусок на другом конце садоводства у пруда. Он был весь истыкан сорочьими клювами. Они видимо пытались понять, что за вещь они сперли.

За кошками наблюдать тоже интересно. Они мгновенно реагируют на «кис-кис» из окон. Бегут, задрав головы и ждут, чтоб им бросили что-нибудь сьедобное. Особенно интересны две. Одна белая с рыже-серыми пятнами (трехцветная), вторая – полосатая с удлиненной мордочкой. Трехцветная рожает котят, а серая ее компаньонка. Они вместе спят, вместе кормятся, вместе котяток вылизывают. Дети и жильцы строят для них домики и подкармливают. Последний раз кошка-мама родила восьмерых. Четырех белых, двух полосато-серых и двух полосато-рыжих. Видимо от разных приходящих котов. Эти котята долго развлекали публику, а потом их не стало. Возможно, некоторых подобрали, а двое белых и рыжий переселились к бывшему Горгазу, где теперь больничка. Там их подкармливают больничной едой, а в холодное время года они греются на теплых люках, где их очень удобно фотографировать.

Сколько себя помню, вокруг всегда крутились кошки. Может быть, некоторые были котами, не знаю. Собственно кошек я не очень люблю. Сколько их у нас перебывало, и почти все были психованными, за исключением Настявки и Муси-2.

А первый умный котик появился у нас с дочкой, когда я жил еще на Южке. Он сам вышел к нам из-под лестницы возле лифта. И сразу попросился на руки. Когда дочь его взяла, он бодро замурчал и от удовольствия у него потекли слюни. А это верный признак, что кот хороший.

Назвали его Барсиком. Он был типичный пушистый сибиряк, «помойной» окраски. Кошатники знают, какой окрас зовется «помойным», - да самый распространенный. И умницей оказался. С туалетом проблем не было, обучаемость хорошая. Когда дочь поднимала руку и говорила: «Барсик, прыжок!», он добросовестно допрыгивал до ее руки. В общем, радости от него было много. Но потом он сменил хозяев. И вот по какому поводу. Моя предыдущая родня была несколько бестолкова. Как-то раз они по весне выезжали на дачу, а я не смог с ними поехать. Объяснил им, что по приезде на дачу, кота надо сначала в дом, чтоб освоился. Дело в том, что переезд для животного всегда стресс. Поэтому, если выпустить его на участок, он, стремясь снять напряжение от поездки, может убежать, не успев понять, где его владения. Но этим … говорить без толку. Они просто выпустили его из машины и занялись своим … барахлом. А Барс, не долго думая, и ушел. Это уже потом мы с дочкой, гуляя по Садовым улицам нашего Садового садоводства, увидели его на участке у одной бабушки. Барсик наш, не будучи дураком, нашел себе оптимальную хозяйку, которая его радостно приняла, и каждый год впоследствии вывозила его на дачу. У нее еще была небольшая собачка, с которой наш мудрый Барс мигом подружился. А когда мы с дочкой эту бабушку навешали, он нас узнавал и, прыгнув нам на руки, мурчал от радости.

А второй наш умный котик, Бяша, возник после черного Яши, обитавшего у Маички в момент нашего знакомства. Этот Яша был красивый, но сплошь черный. А это, как я знаю не очень удачная модель для домашнего содержания. По моему опыту такие коты любят гадить, где попало. Но Яша стал писать не из принципа, а только, когда нас не было дома. Отдали его теще, и эти эксцессы прекратились. Она, правда, кошек не очень любит, и его кому-то сплавила.

А Бяшу назвали так, потому что он был тоже одноцветный, но белый. Он был помесь ангорца с сиамкой. Но гены папы оказались сильнее и получился Б(елый)ЯША. Кот был умный и с характером. На руки шел только сам. Если брали, был недоволен, теперь, дескать, не время. Любил крепкие запахи. Мог прогрызть заношенные носки, или прокопченную у костра походную вещь.

Но он мог, конечно, не только носки или походный свитер прогрызть.

Однажды пришла к Маичке знакомая и сели они на кухне пить чай. А дверь кухонную зачем-то прикрыли. И вот эта знакомая после некоторого времени и говорит: «Какой у вас котик спокойный, наш бы давно дверь бы выламывал, к нам бы просился». А «спокойный» наш котик, не долго думая, учуял в пакете пластиковом, который гостья неосторожно оставила на полу в прихожей, колбаску докторскую. А что, для кота пластиковый пакет – преграда? Он его быстро прогрыз, да и наелся этой замечательной колбаски от души. Когда же гостью стали провожать, секрет Бяшиного спокойствия был раскрыт.

Бяша умел узнавать своего папу на портрете. Дело в том, что его привезли из Риги, где был издан кошко-собачий календарь. И на одной из страниц поместили портрет этого знаменитого ангорца-папу нашего Бяши с разными глазами. Мы вставили этот портретик в рамку и поставили на пол у плинтуса. Когда Бяша проходил мимо, он мявкал, вот, дескать, папа. Несколько лет брали его собой на дачу. Он ходил за нами, как собака, на довольно большие расстояния. Даже до Вышгорода. Только однажды испугался, когда стадо коров с шумом вошло в речку попить. Бяша в ужасе рванул вверх по склону и домой вернулся сам. А пропал он так. Мы после дачи поехали на Украину к родне, а Бяху отдали теще. Она жила на первом этаже, открыла створку окна, и Бяша был таков. Мы, конечно, очень огорчились, искали его по окрестностям, но все без толку.

         Тогда Маичка, бывая в Астраханских банях, подобрала черного с белой манишкой и в белых носках котика, рожденного от самой обычной кошки «помойной» расцветки. Он был круглый, как шарик, поэтому и стал Шариком. Он был маленьким, чуть горбатым, с укороченными передними лапами. Когда стоял, напоминал ботинок, но морда у него была столь красива, что все в него сразу и влюблялись. Одна кошатница на платформе Бронницы, когда Шарика везли с дачи в сентябре месяце, спросила: «Можно я его поцелую?». А потом еще раз. И правильно, главное чтоб любовь была. К кошкам, собакам, морским свинкам, птичкам, не важно. Людей любить труднее. Они как-то все больше врут, хамят, подличают. Правильно Гитлер говорил: «чем больше я узнаю людей, тем больше я люблю собак».

Имея такую смазливую рожу, Шарик, к тому же, был очень общительным. Обожал ходить в гости. А с приходящими в дом гостями сразу знакомился и лез к ним на руки. Выезжая на дачу, всегда находил нужные знакомства на стороне, где в нем души не чаяли и подкармливали. А уж как к нам был привязан. Стоило лечь на диван, он был тут, как тут. Садился на грудь, поближе к физиономии, месил лапами мой домашний халат или рубаху, даже сосал ткань в экстазе, после чего засыпал, раскинув лапы.

При всей этой любви, обладал некоторой «говнистостью», которая заключалась в следующем. Если что-то было не по нему, он фыркал, дергался, убегал, а мог куснуть или стукнуть лапой. Ну, например, не дали вволю полежать на груди, или повернулись под ним не так, или в гости не пустили. Была у нас хорошая соседка, чистюля страшная. Поэтому кошек не любила, думая, что от них грязь. Помилуйте, какая грязь? Да кошка умывается минимум 16 раз на дню, в отличие от людей, некоторые из которых и трех раз не осиливают.

Так вот Шарик очень стремился к этой соседке в гости, чтоб подружиться, а она его не пускала. И однажды он втихаря к ней прорвался, быстро покакал в край коврика, да и закатал его, сделавши нашей Афанасьевне (так ее звали) сюрприз. Или другой раз, она пришла к нам, и они с Маичкой в прихожей «зацепились языками». Шарик видя, что на руки его не берут, быстро сделал лужу возле Афанасьевных тапок. Дескать, вот тебе.С тех пор закрепилось за Шариком дополнительное прозвище «Говнярик».
Еще особенность. Он любил печатные издания. Мои рукописи, статьи, журналы, вырезки из газет-журналов он всегда выгребал из шкафов, тумбочек, если дверки были неплотно прикрыты. Видимо изучал, за что и получил звание профессора. Он вообще любил открывать любые дверки и по возможности вываливать содержимое в наше отсутствие. Видимо, это его развлекало. И хотя к людям он был очень дружественным, к собратьям котам относился с плохо скрываемым презрением. Кроме двух случаев.

…(Продолжение следует)


О новоземельских лайках

 

Недавно мой старый товарищ (еще по школе) поведал мне следующую историю. А надо сказать, что по служебным делам он много времени провел на северах. Бывал и на Новой Земле. Новая Земля это такой длинный остров в Северном Ледовитом океане, где в советское время проводились подземные ядерные испытания. Да и сейчас исследовательские работы по этой тематике еще идут. Так что население этого удивительного острова делиться на две части. Во-первых, это сменяемый военный персонал, обслуживающий всю это термоядерную хрень, во-вторых, местное население, новоземельские ненцы. И, что интересно, живут они в количестве около полутора тысяч и никакая радиация их не берет. Видимо приспособились как-то. А вот у моего другого школьного друга отец, там служивший, очень быстро помер от рака. И жена его и младший сын тоже скончались от того же. Поневоле задумаешься, может у рака есть заразные свойства?

Ну бог с ним с раком. И вот у этих ненцев, там живущих есть специальные лайки, нигде больше не встречающиеся. Фокус в том, что они моногамные, т.е. всегда живут одной семьей: мама, папа и детки. Прекрасно знают друг друга и держаться вместе. Надо сказать что это свойство не встречается у собак и кошек. Вот мой Жисяй, когда его мама Фиска приехала на дачу, где он находился, вовсе ее не узнал. А эти лайки узнают даже когда повзрослеют и заведут свои семьи. Во какие славные собачки! И они всегда своей дружной семьей прогоняют белых медведей, вторгшихся на их территорию. Они его окружают и тявкают, пока медведь не сбежит. Не нравится медведю такое нападение. А надо сказать, что в северных широтах белый медведь существо самое опасное. Он любит разорять склады тамошних обитателей. Жрет все. Особенно любит сгущенку. Ему и консервного ножа надо. Он просто жует банку, выплевывая ее потом, как прилипший фантик от конфеты. А людей почему-то не ест, однако, видимо для забавы, их убивает. Вот этот мой друг видел   на видеозаписи внешнего наблюдения как два солдатика вышли по каким-то делам в пургу, а тут мишка приперся. Один солдатик среагировал правильно: заскочил в какую-то будку. А второй запаниковал, заметался и медведик его ударом лапы перешиб пополам.

И что интересно, эту породу лаек на этом холодном острове очень берегут. Есть местный закон, запрещающий ввозить на Новую Землю любую собаку. Одна дамочка, жена служившего там офицера, на этом и прокололась. Она приперлась навестить любимого мужа со своей комнатной болонкой. А ей на входном контроле сказали: или утопите свою собаку как Герасим, либо шлите на Большую землю по почте. А так как собак на почте не принимают, ей пришлось наскоро поцеловав мужа, отвалить обратно на Большую землю вместе с этой злосчастной болонкой.

Вот бы мы жили так же добропорядочно как новоземельские лайки. Мама, папа, дети. Большая дружная семья. И от медведей отбиваться сподручней. А то у нас на материке все больше разводов да абортов. Нет, граждане, неправильно мы живем. Нам бы с этих лаичек брать пример.

 

Встреч а с лошадью

 

Однажды ехал я в городском автобусе с лошадью. Вы не поверите, и правильно сделаете. А придется поверить.

Стоял я на остановке у Останкинской башни после прогулки по парку. Подходит автобус 24. Из новых: просторный и подножки почти на уровне тротуара, чтоб садиться было удобней. На задней площадке народу мало. И вдруг вбегает на эту площадку лошадка системы пони. Тоже лошадь, только маленькая. А за ней две девочки класса пятого. Это они с этим пони в Останкинском парке гуляли, детей, может быть, на нем катали. А топать в родной уголок Дурова далековато. Ну и решили подъехать. Большинство радуется глядя на эту лошадку, особенно дети. Конфетку ей дали. А одна взрослая дура как завопит: «Водитель, откройте зад, здесь лошадь едет». Вот какой злобный и нелюбезный народ бывает. На следующей остановке девочки застеснялись, да и вышли со своей понькой. А жаль. По мне так с лошадками ездить приятней, чем с некоторыми нашими согражданами!


Дворик и окно

                                                              Наблюдать жизнь полезно и приятно!

Я люблю свой дворик. И часто высовываюсь в окно в ванной, выходящее как раз в этот дворик. Ну, во-первых, мне необходим свежий воздух. Это в силу моей нервно-мозговой патологии. А в замкнутых помещениях я сразу начинаю, пардон, потеть, а потом мне и вовсе мне становиться дурно. Посему я и спать могу только при открытых окнах и зимой даже. Ну, кроме случаев морозов ниже минус пятнадцати. Тогда оставляю открытой только форточку. А если случится уснуть в полностью закрытом помещении (после выпивки или от сильной усталости), то часа через полтора-два просыпаюсь с квадратной головой, больной к тому же.

И вот, высунувшись на свой мини-балкон, я под действием свежего воздуха начинаю оживать, выкуриваю свою легкую сигарету с ментолом (а то и две) и начинаю созерцать дворик, который помню с августа 1952 года.

Тогда он, конечно, казался огромным. А вместо забора и строений, только у стены КГБ-шного гаража были развалины трехэтажного дома. Из этой «развалки», как мы называли развалины, некоторые трудолюбивые граждане, выковыривали и выкапывали цветной металл, коий сдавали за деньги в «Утильсырье». Но самое приятное, что весь двор зарос здоровенными лопухами и представлялся нам при высоте нашего роста, лесом. И в этом лесу было очень удобно играть в прятки и в войну. Потом взрослые, в том числе и мой отец, вышли с топорами и все лопухи, к нашему огорчению, истребили. Пришлось удаляться для игр в другие, оставшиеся от войны и не менее заросшие, пространства нашего замечательного околотка.

Время пошло. По двору перед моими глазами прокатывались волны бытия. Вот исчезли мы, выросли деревья, завелись другие кошки. Появлялись другие дети, с другими играми, вырастали гаражи. Гаражи меняли хозяев, дети куда-то исчезали. Были полосы времени, когда во дворе вообще никого не было. Только белье на веревках загадочным образом появлялось и исчезало, а на окнах появлялись связки подвяливаемой рыбы. А иногда во дворе выставляли покойников на четырех табуреточках. Жители выходили к ним поплакать и попрощаться с теми, с кем недавно разговаривали и обменивались новостями. Заводились собаки, жильцы их подкармливали, потом собаки вместе с новой порцией детей куда-то исчезали. Я приезжал и уезжал, но никогда не забывал высовываться в заветное окно, чтобы увидеть очередные метаморфозы дворового пространства.

А однажды двор исчез и вместо него я увидел сплошной, безграничный, клубящийся зеленой мутью и туманом, океан. Из тумана появился какой-то странный маленький ребенок, весь в чем-то скользком и один глаз у него был закрыт. Я выронил сигарету, в голове у меня что-то щелкнуло, я упал назад, больно стукнувшись головой об шкаф-кедю. Некоторое время я не подходил к своему заветному окну, боясь повторения этого миража. А когда, наконец, подошел, окно было заложено кладкой из серого кирпича, и швы цементного раствора походили на странный, непереводимый текст.

         Прошло время. Кладка исчезла. Я постарел и перестал работать. Стал больше курить. Иногда и трубку. Но любимое окно меня по-прежнему выручает. Только один раз через двор пробежал караван верблюдов. Но они пробежали так быстро, что этого никто, кроме меня, не заметил.

 

 

Рассказики Федота


 Сегодня я предложу вам дальнейшие тексты от Федота Гапеева.

Дело в том, что у нас есть знакомый, человек уже немолодой, но увлекающийся фотографией с детства. С другой стороны, он одержим графоманией, пописывает, так сказать, весьма странные тексты с большой примесью абсурдизма. С третьей стороны, он человек нездоровый по нервно-мозговой части. Поэтому о проблемах пограничной психиатрии знает не понаслышке. Нельзя сказать, что он очень хороший фотограф, но дело это любит. Нельзя сказать и что он прекрасный писатель, но исправно выдает нечто, про которое иной раз хочется сказать: это черт знает что такое. Однако интересно. Нельзя сказать, что он сильно больной на голову, но как-то там лечится. В общем, ничего внятного про него сказать нельзя. Однако в этом и интрига. Иногда он напишет что-то похожее на шедевр. Иногда его снимки получают достаточно высокие места на конкурсах в Инете. Иногда он исчезает, а, когда появляется, не говорит, где был. А иногда наоборот, говорит, что он там-то и там-то. А как хватишься, - там его и нету. Вот какой у нас замечательный знакомый, и вам теперь предстоят регулярные встречи с его удивительным творчеством, как графо, так и фото. А зовут этого неординарного человека Федот Гаппееф. Он сначала просил не называть его имени-фамилии. Но мы его уговорили, так как оказалось, что в них зашифрованы основные его особенности. А именно, Ф – фотограф, Г – графоман, П – пограничник. Вы, наверное, подумали, что он границу охранял. Нет, он пограничник в другом смысле. А в каком, вы узнаете из его творений.

А второе П его фамилии указывает на то, что в прошлой жизни, которую он забросил, он был программистом в нескольких научных институтах. И даже неплохим. Несколько приличных систем программирования создал со своими замечательными коллегами , языки программирования придумывал и даже в архитектуру компьютера для параллельной обработки данных внес посильный вклад. Следует сказать, что живет на земле наш Федот уже давно. Он даже прикололся, указав на своем любимом Фотофайле-ру год рождения как 1904. Нет, конечно, он не ровесник революции 1905 года, но повидал в жизни всякое. Он работал еще на машинах М-220 и БЭСМ-6. Даже на 99-разряной машине Мир. Во, чудо-то в перьях. Это «Глушковские» умельцы сгородили в киевском ИКАНе, что был тогда на Лысой Горе. Правда работала она очень медленно даже по тем временам. Что естественно, за такую оглашенную точность надо платить. Федот даже видел ламповую машину М-20, стоявшую во времена оны в огроменном зале на одном уютном московском Ящике. Бывал он и на «Камбале» и летом и зимой. Кто знает, что это такое, поймет, а кто не знает, тому и знать не надо, ибо место это секретное.

Впрочем, последнее П может означать и Пересмешник. Ибо с программистской деятельностью Федот недавно завязал окончательно. А вот юмор (особенно черный), абсурд, ерничанье, высмеивание все и вся, это отныне его любимое занятие. Он, видимо, думает что смех, ироничное отношение к жизни как-то преуменьшают страдания ее сопровождающие.

Возможно это так. Так что его писания, продвигающие идею, что жизнь абсурдна, смешна и полна страданий, не у всех найдут отклик. А тем, у кого найдет, мы и предлагаем его странное творчество.

Да и отчество у него странноватенькое - Неврозович. Дело в том, что его батюшка служил священником в милиции и звали его Отец Неврозий. Федот  было стеснялся этого, а я ему говорю, да ты чо, сейчас же те, которые из дворян или духовного сословия, наоборот, очень гордятся. Да и в обществе таким «респект и уважуха».

И еще он любит выдумывать странные имена. Он даже в своем «нике» на Photofile.ru (ber112) зашифровал нечто очень неприличное. А потом подумал, и для равновесия придумал еще другой «ник» - aia1950, где отразил год рождения своей любимой женщины. Под ними и выступает со своими прикольными фотками.

А так в быту он человек скромный, интеллигентный и даже застенчивый. Однако другой раз, распалившись, он может запустить таким матом, что мама не горюй. Но думаю, мы простим ему этот небольшой недостаток, тем более, что им сейчас многие страдают, даже в телевизоре.

Итак, читайте.

 Как погиб Пифагор

Пифагор был, Пифагорбыл, Пифа Горбыл, Пифа был, а потом погиб. Но это еще не все. Он (Пифагор) был. И это точно. И был он древнегреческим. Математиком, мыслителем (все время мыслил). Как проснется, тут же мыслить начинает. Вот я как проснусь, мыслить никак не могу, крючит меня, колбасит. А он мог. Потому и был Пифагором. А я точно не Пифагор. Хотя иногда мне и кажется, что пифагоровы штаны я тоже изобрел. А иногда не кажется. Ну да черт с ними, со штанами. Но то, что Пифагор оставил человечеству евонные штаны, это точно. Я может, тоже эти штаны изобрел, но потом. А он раньше. И потому ему такой почет, а мне шиш.    А кроме вышеупомянутых штанов Пифагор этот славный оставил человечеству много полезных для молодежи назиданий и советов. И особенно на чувство меры напирал. И тут он малость промахнулся, потому что ну какое чувство меры у молодежи. То она эта молодежь (не вся, конечно) пьет без просыпу, то трахается без перерыву, то косяки смолит, а то и вовсе, не дай бог колется. И где ж тут чувство меры. Может потом, когда реальная жизнь потыкает эту молодежь и об стол мордой и об другие места, мера в ней как-то помаленьку и проснется, а может и нет. Тут вопрос выживания. Вот я как-то выжил. И сам не понимаю, зачем и почему. Но жить приходится. Так что вернемся ко всей правде о Пифагоре. 

Путешествовать он любил. И как-то на остров Крит приперся. И посетил там пещеру, где Зевс родился. А потом другую, попросторней, где этот Зевс мужал и вырастал. А выросши, Зевс начал подвиги свершать. Для начала прикинулся белым быком да и скоммуниздил в Финикии царевну, девушку Европу. Привез на Крит и пошли у них детки. Минос от этого брака родился и целую цивилизацию свою Минойскую основал, когда подрос. Правда цивилизация эта накрылась медным тазом после известного извержения на Санторине (тогда он назывался Фира). То ли в 1500 году до нашей эры, то ли в 1340-м. Первоисточники тут расходятся. И от этого жуткого извержения сделалось такое цунами (300 метров высотой и со скоростью 200 км/час), что смыло с Крита всю их цивилизацию к чертям собачьим.

         А что наш Пифагор. С ним все в порядке. У него была такая странная идея, что он за счет своей мудрости он может стать богом, ну на крайняк полубогом. Может и верно. Только знания и мудрость возвышают нас в этой жизни. Вот и буддисты так считают. Мне кажется, что это вообще идея глобальная. И основатель Христианства Св. Павел тоже призывал радеть о дарах духовных.

В то же время Пифагор верил в характерные для древних греков суеверия. Это то его и сгубило. А дело было так. В одном городе, где он учил молодежь и других желающих, возникла смута. Вдруг бедные решили побить богатых и умных. Они, эти бедные видно подумали, что вот, почему они и богатые и умные, а мы дураки, бедные. Обидно им стало. Ну и пошли этих колотить. Поскольку Пифагор был умным, он побежал. И почти было спасся. Да вдруг перед ним бобовое поле. А он верил, как тогда в Греции считали, что боб сущность мистическая. А именно, если пророщенный боб посадить в землю, то на этом месте вырастет человеческая голова. Бред, конечно, собачий, но Пифагор в это свято верил. И решил, чем я наступлю на живые бобы, лучше погибну. А голодранцы времени не теряли, догнали нашего Пифагора и так избили, что он и помер. Вот как суеверия доводят до несчастия даже мудрых. Так что уж говорить о нас простых смертных.

 Хождение за три моря или, как Федот нашел Атлантиду

Однажды Федоту втемяшилась идея, что он, как Афанасий Никитин, должен пойти за три моря. Тут стоит отметить, что у меня раздвоение сознания, а если точнее, разтроение. Иногда я кажусь себе трезвым писателем Александром, иногда Федотом Гаппеевым, а иногда черт знает кем. Но о третьем состоянии никому, кроме Федота неизвестно, поэтому, что об этом говорить. Федот - это мое Альтер Эго, я с ним всегда советуюсь, прежде чем что-нибудь сделать. Тут я следую своему кумиру, Юлику Черсановичу Киму. Он тоже всегда советуется со своим Федей.

Однако вернемся к Федоту. Ткнул он пальцем в карту, да и задумался. Если наш знаменитый Афанасий шел через Черное море, то он должен был завернуть на Каспийское, а потом уже к Индийскому океану. Если же прямо через Каспийское, то получается всего два моря, Разве что на Аральское надо было завернуть, что сильно бы удлинило бы путь. Так что не все ясно с этим Афанасием.

Тогда Федот подумал, что не худо и в Грецию попасть, ибо считал он, что и Федот и Неврозий (батюшкино имя) – греческие имена.

Посмотрел он на карту повнимательней, глядь, а за Черным морем – Мраморное, а за ним Эгейское. И уперся его палец в греческий остров Крит. И так он загорелся этим Критом. Поднял соответствующую литературу. Оказалось, что места то там интереснейшие. История богатая, первая европейская цивилизация там зародилась от Зевса еще. Если точно говорить, то Эгейское море лишь часть Средиземного. А названо оно так в честь афинского царя Эгея, и в нем Эгей этот ухитрился утонуть. А дело было так. Как-то послал тогдашний правитель Крита Минос своего сына молодого в Афины на соревнования. Пусть, дескать, поучаствует, может, приз какой возьмет. А сынок возьми, да и победи в тех соревнованиях. Тут Эгей так разозлился, что приказал этого юношу-победителя убить. До чего же хамские нравы были в те времена. Ничего себе отхватил юноша приз. Минос естественно в ответ Афины малость помял и обложил это царство тяжелой данью. Вот вам за безобразие вашего Эгея. Раз в девять лет афиняне должны были посылать на Крит 7 юношей и 7 девушек на растерзание чудовищу Минотавру, которое Минос содержал в специальном лабиринте. Тогда Тесей, сын Эгея подумал, что неплохо бы этого Минотавра грохнуть, чтобы избавить Афины от чудовищной дани. Ну, собрался и поплыл на Крит. А с папой договорился, что если обратно он приплывает под белыми парусами, то победил, если же под черными, - погиб. А поплыл он туда под черными парусами, видимо на победу особо не рассчитывая. А на Крите случилась у него любовь с дочкой Миноса Ариадной, которая подстраховала Тесея, выдав ему клубок ниток, чтоб в лабиринте не заблудиться. Тесей убил Минотавра и с помощью ариадниной нити выбрался из лабиринта победителем. Но в угаре победы, а может и любви к Ариадне, плывши обратно в Афины, забыл он сменить паруса на белые. Когда приплыли, увидел эти нехорошие паруса Эгей и с горя бросился в море. Какая-то справедливость в этом была: нечего было юношу сына Миноса убивать. Море с тех пор прозвали Эгейским. А Тесею его подвиг на благо общества вышел боком. Папу родного не нарочно загубил.

         Но Федота эти рассказы и остатки этого лабиринта и дворцов минойской эпохи как-то мало тронули. Ему очень природа и само теплое море понравились. Повезло ему и в том, что выбрал он в Интернете путевочку подешевле, а она возьми, да и окажись горящей. В четыре звезды угодил наш Федот. А окошки были обозначены как «парк вью». Типа с видом на парк, а не на море. В такой роскоши он еще не жил. Раньше он как-то все в «двух звездах» обретался. И все ему нравилось. А тут небольшой такой уютный дворец на 45 номеров. Архитектура интересная, греческая. Номер просторнейший. В овальном дворике - открытый бассейнчик. Одел тапки, прошел в столовую, одел купальник, - спустился к бассейну. Народу мало, спокойно. Не любит наш Федот толпы. Практически новым русским себя он здесь почувствовал. А так то он бедный пенсионер. Ему даже для Шенгена пришлось у друга, работающего на фирме, липовую справку взять, типа он у них менеджер с окладом в 25 тыщ. В Шенген то оказывается нищих, а тем более, российских пенсионеров не пускают. Только если сжульничать. Неважно, что ты 40 лет гнул спину на российскую науку и оборонку. А вот если ты менеджер по продаже, скажем унитазов, тогда тебе, пожалуйста, почет.

А насчет «парк вью» тоже интересно вышло. Парка там не было, а был интереснейший вид на горы и деревенскую долину перед ними. Ну, там плантации арбузов, помидоров, других овощей. Инжир спелый и виноград по окраинам дорог. Оливковые сады, конечно. Греку без оливок никак нельзя. И вкус там у оливок настоящий, а не как у нас из банок. А на краю этой долины, как раз под окнами его отеля шалманчик греческий, магазинчик, а вокруг козлик черный скачет, барашки пасутся, петухи кричат. Идиллия. Ну и правильно, все-таки Каврос, куда он попал, бывшая рыбацкая деревня. Но как-то в этой деревне все больше коттеджи, да двух-трех этажные дома. А возле таких домов обязательно внутренний бассейнчик, чтоб жару пережидать. Вот вам и деревня. Греки очень доброжелательны, здороваются, помогают обьяснить, что надо по-английски. А воровства там наш путешественник не заметил. Оставляют, например мотороллер или мотоцикл, а на ручке шлем. И даже иногда ключи в замке зажигания. У нас бы живо к такому шлему «ноги приделали».

 Побегал вдоволь Федот по окрестностям, пофотографировал и море и закаты и рассветы и виды с крыши отеля, благо она, как принято у греков, плоская. А в конце долины под горами обнаружилось единственное на Крите озеро Курнос с прозрачной чистой водой и плавающими гусями. Красиво. Заснял.

Особое удовольствие гулять по территориям отелей первой линии, что у моря. Проход везде свободный. Очень красиво, тропическая зелень, павлин гуляет, кенгуру в клеточке сидит, кактусы везде торчат, не говоря уже о пальмах. И что приятно, на санаторных пляжах лежаки и зонтики бесплатно, никто никого не гоняет. А в жару это просто замечательно: лежать на культурном лежачке под зонтикам и созерцать пресловутое очень красивое Эгейское море, на котором почти всегда небольшая волна, вследствие бризов, что очень приятно для купанья. А жару полуденную пережидать и в номере очень приятно, ибо есть бассейн и внутренний и кондиционер в номере. Да и на ночь его очень хорошо включать. Комфорт, короче.

Конечно, посетили они с его любимой близлежащие городки Ханья и Ретимно. Очень понравилось. Смесь греческой и еще старой венецианской архитектуры, узкие старинные улочки, магазинчики. Малость даже отоварились. И на другой берег острова они съездили с экскурсией. Деревеньку Спили осмотрели с изумительным фонтаном на 25 львиных морд. Экскурсовод, конечно, всех зарядил, что если из каждой морды умыться, то будет вам и молодость и красота. И все дамы, как подорванные, по этим струям, конечно бегали, но Федот не стал уподобляться, а напился и умылся у крайнего. Тоже не хилая деревня эта Спили. Лачуг деревенских не наблюдается. Магазинчики культурные. Церковь красивая. Кладбище все в мраморных саркофагах. Так что не бедно живут деревенские греки. Ну, может быть это какая-то особая деревня, специально для туристов. 

А на южном берегу острова искупался наш Федот уже в Ливийском море. Но особой разницы с Эгейским не заметил. Так что его коллекция морей из Балтийского, Черного, Белого и Адриатического пополнилась еще двумя морями.

Но особое впечатление оставила экскурсия на остров Санторин. Это такой круизик по 150 евро с носа на старой посудине «Голден Принц». Четыре с лишним часа туда от Ретимно и столько же обратно. Но корабль большой, есть, где побродить, да и тапки системы «босоножки» ему его спутница в корабельном ларьке за 10 евро прикупила замечательные. Впервые Федот ощутил бескрайность, глубину и синь настоящего большого моря.

А надо сказать место это уникальное. Остатки старого потухшего вулкана на древнем острове Фира, населенном древним великим народом – Атлантами. Говорят, цивилизация их была весьма продвинутой. Но в 1500 г. до нашей эры (по иным источникам в 1340), этот вулкан здорово пукнул. И от этого извержения мало того, что Атлантида с ее атлантами на дно провалилась, так еще от возникшего цунами с Крита смыло на фиг всю Минойскую, первую в Европе, цивилизацию. Во, какие фокусы делает с людишками земная кора.

Ну, потом-то вулканический пепел, конечно, осел, прошло время, море успокоилось, и на месте бывшей уже Атлантиды образовалось незамкнутое кольцо островов – обломков, а в центре - вершина этого потухшего (может и не до конца) злосчастного вулкана. Морская гладь вокруг этого чортова вулкана называется кальдера. Это такой стакан с глубиной метров 400. То есть глубина начинается сразу у скалистых утесов этих оставшихся островов, которые высотой около 600 метров. И вот на этом главном острове греки, набежавшие туда много лет спустя после катастрофы, сумели построить новую уже Санторинскую цивилизацию. Красивые белые городки, которые с моря выглядят как снег на этих шестисотметровых горах. Наделал там Федот много хороших снимков и вкупе вместе с критскими распихал в семь альбомов на своем любимом фотофайле-ру в Интернете.

         А насчет Атлантиды, граждане, больше не парьтесь. Федот открыл из собственных наблюдений, что вот она Атлантида, - на дне санторинской кальдеры. Он ее даже чувствовал ее, когда нырял под крутым берегом Фиры.

 

 

If you could make your own reality show, what would it be about and who would be on it?
Kakogo hera fse otvechajut ne po russki?

 Я вот все думаю, почему бы России в свете последних событий не выступить как достойной державе. Есть же прецедент. Республика Северный Кипр. Никто, кроме Турции ее не признал и ничего. Скоро Турция будет в Евросоюзе, и никто не вопит, как при нашем конфликте Грузией.  Все же очень просто, граждане. Ввести войска в Южную Осетию, Абхазию, признать их независимость, а заодно и в Крым. Большинство то населения  за отсоединение от этого урода Ющенко. И все тихо мирно, а Европа, НАТО и Штаты пусть умоются. Что, им можно устраивать художества в Югославии и в Ираке, где ядерного оружия так и не нашли. Пока мы не научимся класть на всех с прибором, ничего хорошего в нашей внешней политике не будет.  
            С уважением, доброжелатель.